На главную

Куда «сквозить»: как не допустить значительного роста налоговой нагрузки

Уже вскоре бизнес с иностранными структурами ждет резкое изменение налоговой нагрузки. Десятилетиями капитал перемещался по достаточно стандартной схеме: Россия – промежуточная юрисдикция – офшор, а затем в обратном направлении. Эта схема основана на многочисленных соглашениях об избежании двойного налогообложения, предусматривающих пониженные (вплоть до нуля) налоговые ставки.

И вот теперь Россия пересматривает налоговые соглашения с тремя такими промежуточными юрисдикциями – с наиболее популярным у российского бизнеса Кипром, а также с Мальтой и Люксембургом. Потенциально этот список может дополниться другими странами, в которых часто размещаются холдинги и финансовые компании, например Нидерландами. Выбор невелик. Либо будет повышена ставка налога на выплачиваемые из России дивиденды (с 5 до 15%) и проценты (15% вместо 0% в случае Кипра и Люксембурга и 5% в случае Мальты). Либо, если договориться не удастся, соглашения будут расторгнуты и тогда налоги будут взиматься по обычным российским ставкам.

Ожидается, что эти условия будут универсальны для всех: не важно, является ли компания, например на Кипре, «почтовым ящиком» или имеет полноценный офис с сотрудниками, – налог с таких выплат из России будет взиматься по ставке не менее 15%. Альтернативных вариантов всего три:

  • Перевести холдинг или финансовую компанию в другую страну, с которой соглашение не меняется;

  • Перевести эту компанию в Россию;

  • Использовать так называемый сквозной подход: доход, перечисленный иностранной компании, считается выплаченным напрямую ее бенефициарам.

  • Последний вариант может оказаться наименее трудозатратным, поэтому остановимся на нем подробнее.

    Сквозной подход — техника

    Сквозной подход позволяет сохранить прежние структуры, но для этого придется раскрыть фактического получателя дохода, признав, что промежуточные компании им не являются. При этом изменится режим налогообложения: налоги с выплат из России будут взиматься по ставке по налоговому соглашению с той страной, налоговым резидентом которой является фактический получатель дохода – как если бы деньги выплачивались ему напрямую, например 13% российского НДФЛ. Все промежуточные звенья, скажем, компании на Кипре и на Британских Виргинских островах (БВО), для налоговых целей словно перестанут существовать.

    Если абстрагироваться от необходимости раскрыть информацию, то с точки зрения налоговой нагрузки такой режим может быть очень выгодным (13% налога против эффективной ставки 17,35% в описанном примере). И мы видим, что на практике им поспешили воспользоваться многие. Это популярный инструмент, но использовать его тоже непросто.

    Подводные камни

    При применении сквозного подхода бизнес наиболее часто сталкивается с такими вопросами:

    Можно ли проигнорировать все иностранные компании в цепочке?

    Положительный ответ на этот вопрос в целом кажется очевидным. Однако и здесь не обходится без проблем. Смоделируем ситуацию: российское ООО принадлежит реальному владельцу через несколько компаний. Первая кипрская компания в цепочке отказалась от фактического права на доход в виде дивидендов. Однако это не приводит к тому, что фактическим получателем дохода будет автоматически признан житель России (ее налоговый резидент). Оформить отказ и, что более важно, доказать отсутствие фактического права на доход придется на уровне каждой компании в цепочке владения.

    Простой расчет… или нет?

    «Сквозить» относительно просто в структурах, которые полностью принадлежат одному человеку, и при выплате одного и того же дохода. Например, российское ООО выплачивает 100 руб. дивидендов кипрскому холдингу, тот полностью перечисляет их компании на Британских Виргинских островах, а та, в свою очередь, выплачивает дивиденды (те же 100 руб.) российскому налоговому резиденту. Российское ООО удержит 13%, и бенефициар получит свои законные 87 руб. А что будет, если:

  • ООО выплатило 100 руб. дивидендов, а кипрский холдинг перечислил на БВО 100 руб., но только в виде процентов по договору займа?

  • ООО выплатило 100 руб. дивидендов, кипрский холдинг перечислил их на БВО, только не 100, а 90 руб., так как 10 руб. оставил себе на жизнь?

  • ООО выплатило 100 руб., кипрский холдинг перенаправил их на БВО и, но бенефициар решил не перечислять себе эти деньги, а поручил компании на БВО купить на эти 100 руб. самолет?

  •  «Сквозной» подход заявляется с 2021 г., а прежде применялись пониженные ставки налога. Могут ли у налоговиков возникнуть претензии по прошлым периодам?

  • Бенефициаров у ООО несколько, они находятся в разных странах, и для каждого своя ставка налога. Есть ли риск, что налоговая нагрузка распределится нечестно? Ведь тогда при выплате дивидендов из России налоги будут удержаны по разным ставкам, но потом промежуточная компания распределит их пропорционально долям владения.

  • Это только несколько примеров трудностей, возникающих при использовании сквозного подхода даже в относительно простой структуре. Каждая из этих ситуаций индивидуальна, и индивидуальным должно быть решение проблем. Например, в третьем случае (при покупке самолета) можно перенаправить движение денежных средств в структуре: выплатить доход бенефициару бизнеса, а он уже сам купит самолет или поручит это сделать другой своей структуре. В пятом случае (при наличии нескольких бенефициаров) ответ – да, налоговая нагрузка может распределяться «нечестно», т. е.  бенефициар, который должен платить налог по более низкой ставке, понесет часть налогового бремени других бенефициаров. В этом случае владельцам бизнеса необходимо договариваться, например через акционерное соглашение.

    А деньги где?

    Государство, вводя концепцию «фактического права на доход» и другие меры деофшоризации, преследует одну цель – вернуть выведенные из страны деньги. Если человек в нашем примере деньги фактически не получает, цель законодательства не достигнута. В такой ситуации применить сквозной подход пока еще возможно, даже если деньги остались за рубежом. Но в Налоговом кодексе уже есть исключение из этого правила – при выкупе квазиказначейских акций сквозной подход можно применить только при возврате денег в страну в течение 120 дней. На другие случаи такое правило формально не распространяется, но, судя по всему, практика будет развиваться в этом направлении.

    Будут ли изменения?

    Сквозной подход изначально внедрялся как решение, позволяющее сохранить юридические конструкции, применяя при этом справедливую налоговую трактовку. В целом, это актуально для людей, которые по тем или иным причинам хотят по-прежнему владеть российским бизнесом через иностранные компании, а также для структур, у которых есть несколько бенефициаров (совместные предприятия). Во всех этих ситуациях применимая ставка налога на дивиденды для российских бенефициаров составляет 13%. Налоговым кодексом также предусмотрено послабление – возможность применять ставку 0% на дивиденды в структурах, в которых фактическое право на доход принадлежит российской компании (при более 50% владения более 1 года). Однако сейчас рассматривается законопроект, отменяющий такую возможность при сквозном подходе. С большой долей вероятности это изменение будет принято. В целом оно ожидаемо как часть последовательной политики, направленной на сокращение иностранных прослоек для владения российским бизнесом. На структуры, в которых фактическое право на доход принадлежит российским физическим лицам, поправки не повлияют.

    Сколько есть времени?

    Наиболее вероятно, что изменения в соглашения вступят в силу со следующего года, т. е. время на планирование и изменение структур еще есть, хотя его и не так много. Новые ставки будут применяться к дивидендам и процентам, выплачиваемым с 1 января 2021 г. Полноценная реструктуризация (с созданием российских холдингов, изменением налогового резидентства или перевода холдинговой или финансовой функции в другую страну) занимает как минимум два-три месяца, а в некоторых случаях может затянуться на несколько лет. Поэтому сквозной подход может быть хорошим промежуточным решением.

    Резюмируя сказанное: в новых экономических условиях ужесточение налогообложения выплат за рубеж было ожидаемо. Справедливости ради нужно отметить, что так делает не только Россия. Хотя дополнительные 10 или 15% — это, конечно, очень высокий рост нагрузки на бизнес. Варианты структурирования есть – их не так много, и они могут быть не столь эффективны, как привычные структуры, однако позволят спокойно спать.

    А при необходимости сохранить иностранную корпоративную структуру такое решение, как «сквозной» подход, – вполне рабочий инструмент. С учетом уже произошедших и будущих изменений, пожалуй, единственно рабочий.

    Марина Белякова, партнер EY, группа услуг в области корпоративного налогообложения
    Марина Белякова
    партнер EY, группа услуг в области корпоративного налогообложения
    Виктория Мисар, старший менеджер EY, группа услуг в области корпоративного налогообложения
    Виктория Мисар
    старший менеджер EY, группа услуг в области корпоративного налогообложения
    Нажимая кнопку подписаться я даю свое согласие получать письма от «Ведомостей» и подтверждаю, что ознакомился и принимаю правила регистрации и конфиденциальности .