На главную

Бизнес может столкнуться с новыми проблемами при выводе капитала за рубеж

Минфин продолжает искать способы вернуть в страну деньги, которые российский бизнес оставляет за рубежом. В проекте «Основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2020–2022 гг.» (ОННП) министерство предлагает изменить использование налоговых льгот при трансграничных операциях. «Ведомости» ознакомились с документом, его подлинность подтвердил федеральный чиновник.

Уже с 2015 г. при выплате дохода за границу нельзя использовать пониженные ставки налоговых соглашений между странами, если получатель денег – промежуточная компания, которая не может ими распоряжаться. Именно по такой схеме действует большинство холдингов – деньги транзитом, например, через Кипр переводятся в другие юрисдикции, оседая в итоге в офшорах. В такой ситуации с дивидендов нужно будет заплатить налог всего 5%, с процентов по займам – 0%.

Чтобы холдинг сохранил право на пониженные ставки, такая техническая компания может признать, что не является фактическим получателем дохода. И тогда право на льготы перейдет по цепочке к следующему получателю денег. Если это налоговый резидент России, то налоги будут удерживаться, как если бы операция проходила без «прослоек» – т. е. по ставке 13% при выплате дохода человеку, а компании – 13 или 0% (если получатель дохода от актива в течение года владеет более 50% его капитала). При этом на счете технической компании деньги могут оставаться сколько угодно, что не устраивает Минфин.

Есть примеры, когда налоговые органы оспаривали право на нулевую ставку на том основании, что деньги до российского получателя не дошли, а остались в промежуточных иностранных компаниях, рассказывает партнер KPMG Анна Воронкова, в судах таких дел немного, но во время проверок претензии возникают часто. Минфин предлагает в проекте направлений свой способ решить проблему: применять льготную ставку только в том случае, если деньги окажутся у российского резидента в течение 180 дней после их зачисления на счет промежуточной компании. Сумма должна вернуться полностью, уточняет федеральный чиновник.

Так как деньги можно оставлять на зарубежном счете российского резидента, то трудностей и дополнительных расходов у бизнеса возникнуть не должно, считает партнер KPMG Михаил Орлов. А вот если бы появилась обязанность переводить деньги в Россию, то для бизнеса это стало бы ужесточением, предупреждает он. Именно такой вариант рассматривался министерством, рассказывают федеральный чиновник и два человека, участвующих в обсуждении документа. Это стимулировало бы резидентов возвращать деньги в Россию, уверены собеседники «Ведомостей». В противном случае нужно было бы платить налог по базовой ставке, например, с дивидендов – 15%, с процентов по займам – 20%, объясняет один из них.

Или же создавать фактического получателя дохода в юрисдикциях, с которыми действуют льготные ставки по соглашению об избежании двойного налогообложения, продолжает он.

Формулировка в проекте ОННП не ограничивает использование возвращенных в Россию средств, замечает руководитель налоговой практики «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин, потом их можно будет вернуть на зарубежный счет. Поэтому проблем у бизнеса даже при обязанности возвращать деньги в Россию возникнуть не должно, уверен он. Напротив, появляется критерий, который поможет российским резидентам подтвердить фактическое право на доход, считает партнер EY Марина Белякова, а налоговым органам – убедиться, что льготы применяются правомерно. Компании теоретически могут назвать фактическим получателем дохода номинала – российского резидента, чтобы не платить налоги по базовым ставкам до 20%, рассуждает партнер International Tax Associates B.V. Рустам Вахитов, но вряд ли кто-то будет перечислять такому номиналу реальные деньги.

Многие компании при таком подходе все же столкнутся со сложностями, предупреждает Белякова. Если промежуточная компания убыточная, несет операционные расходы или платит зарубежные налоги, то вернуть российскому резиденту весь полученный доход будет невозможно, а значит, компания лишится льготной ставки, говорит она.

Еще одна важная норма – новые критерии признания человека налоговым резидентом России, о которых еще в начале июня объявил первый вице-премьер – министр финансов Антон Силуанов. Сейчас есть один критерий: человек должен провести в России более 183 дней в течение года. Минфин предлагает уменьшить срок до 90 дней, а также ввести новый критерий – центр жизненных интересов. Под ним подразумевается наличие в стране недвижимости, работы, семьи и проч.

Критерий в 183 дня позволяет легко обойти законодательство о контролируемых иностранных компаниях. Ранее Силуанов признавал, что многие предприниматели отказываются от российского резидентства, чтобы избежать необходимости отчитываться перед Федеральной налоговой службой (ФНС) об иностранных активах и платить налог с их нераспределенной прибыли. Впервые задекларировать их и заплатить налог нужно было два года назад – весной 2017 г.

Представитель ФНС переадресовал вопросы в Минфин, где не ответили на запрос «Ведомостей».

Анна Холявко, Елизавета Базанова
Ведомости
Нажимая кнопку подписаться я даю свое согласие получать письма от «Ведомостей» и подтверждаю, что ознакомился и принимаю правила регистрации и конфиденциальности.