На главную

Деофшоризация: ожидание и реальность

Борьба с офшорами, которую в России назвали деофшоризацией, уже более пяти лет находится в топе наиболее волнующих бизнес тем. Законопроекты широко обсуждаются, регулярно дорабатываются и снова широко обсуждаются, бизнес пытается отстоять свои интересы, государство – свои.

И тем не менее, как это ни парадоксально, далеко не все российские владельцы офшоров, при случае готовые от души покритиковать инициативы государства, успели осознать, что критикуемая реформа распространяется и на них. Даже сейчас, когда эти механизмы работают уже несколько лет, упоминание базовых понятий деофшоризации (скажем, КИК – контролируемые иностранные компании) зачастую вызывает вопрос: а что это такое? Те, кто знают ответ, задают другой вопрос – какие варианты налоговой оптимизации все еще остались в их распоряжении. Иными словами, далеко не все налогоплательщики осознали и готовы смириться с тем, что их жизнь уже никогда не станет прежней.

После таких разговоров с клиентами становится очевидно, что при всех положительных результатах деофшоризации еще остались проблемы, которые нужно решать. Попробуем перечислить ключевые из них и предложить возможные пути решения.

Отсутствие четко заявленных задач и планов деофшоризации

Основной задачей деофшоризационной кампании власти называли не пополнение бюджета, а увеличение прозрачности бизнеса. Однако многим предпринимателям неясно, как налоговые органы поступят с собранной об их компаниях информацией. Они опасаются, что ценой прозрачности и раскрытия зарубежных структур рано или поздно станут налоговые доначисления. Но, перефразируя Булгакова, можно сказать, что это бы еще полбеды, а плохо то, что эти доначисления иногда внезапны. И это удваивает риски бизнеса.

В работе налоговых органов предприниматели находят подтверждения своим опасениям. Так, например, уведомления об участии в иностранных организациях и о КИК уже используются как источник информации об иностранных структурах. Следующим шагом может быть использование этих сведений для подтверждения, что компании управляются из России, и доначисления налога на прибыль или НДС.

Разумеется, нет ничего странного в том, что налоговые органы используют полученную информацию в работе – странным было бы как раз, если бы они ее не использовали. Тем не менее более четкое и заблаговременное объявление планов по налоговому администрированию (включая обозначение ключевых областей, которые будут анализироваться на основе получаемых сведений) помогло бы бизнесу управлять своими рисками и в конечном счете повысило бы его доверие к деофшоризации.

Переходный период оказался слишком коротким

Как известно, в случае стресса человек проходит несколько стадий, первой из которых является отрицание, медленно переходящее в гнев и торг. Работа с новыми правилами деофшоризации показала, что многие российские предприниматели переживают только первую стадию стресса – отказаться от офшорных структур непросто и для этого требуется немало времени.

Поэтому стимулировать деофшоризацию могли бы более длительные и даже бессрочные переходные правила. Например, позволяющие перевести активы иностранной компании в Россию без уплаты налогов – так называемая безналоговая ликвидация. Эта льгота, которая была крайне востребована бизнесом, уже прекратила свое действие. Возможно, продление переходных правил должно сопровождаться внедрением инструментов, которые не позволят этими правилами злоупотреблять.

Много новых и избыточно сложных правил

С трудностями применения новых правил бизнес сталкивается пока часто. Возьмем в качестве примера расчет прибыли КИК. Казалось бы, предлагая делать это на основании финансовой отчетности иностранных компаний, законодатель свел к минимуму трудозатраты на подготовку налоговой декларации.

Однако на поверку все оказалось не так просто. Расчет предполагает целый ряд корректировок, в том числе на операции КИК с финансовыми активами или по созданию и восстановлению резервов. Эти корректировки оказались сложными и требующими множества документов. Другой пример – подача уведомлений об участии в иностранных организациях и уведомлений о КИК. Несмотря на то что их формы были качественно проработаны ФНС, заполнение и подача документов продолжают вызывать вопросы и оцениваются предпринимателями как очень трудоемкие.

Простого пути упрощения правил КИК, к сожалению, нет. Отчасти потому, что многие сложные нормы появились по инициативе самого делового сообщества. Тем не менее исходя из международной практики можно было бы подумать, например, об увеличении с 25% до 50% доли, владение которой делает иностранную компанию контролируемой. Или об увеличении порога прибыли КИК, при превышении которого нужно платить налоги в России – сейчас это 10 млн руб. Безусловно, любая подобная инициатива требует серьезного анализа.

Помочь налогоплательщикам может не только упрощение законодательства, которое стало более сложным и за рубежом, но и автоматизация подготовки отчетности и расчетов. Крупнейшие группы уже сделали это.

Переезд в Россию увеличивает налоговые риски

Иностранные компании, решившие стать российскими налоговыми резидентами, рискуют столкнуться с проверками за прошлые годы. По крайней мере, этого опасается бизнес. Поэтому этот в целом привлекательный инструмент пока используется недостаточно активно. К тому же, приобретая новые риски, бизнес, перебравшись в Россию, оказывается в сравнительно худших налоговых условиях: налогообложение холдинговых операций (например, получение дивидендов и доходов от операций с ценными бумагами) в России во многом проигрывает аналогичным режимам стран ЕС. Также многие клиенты называют препятствием для переезда в Россию налогообложение курсовых разниц, чего нет во многих странах ЕС.

Либерализация налогообложения холдингов могла бы увеличить количество иностранных компаний, желающих стать российскими резидентами. Например, уже не первый год бизнес предлагает снизить с 50% до 25% долю участия в капитале компании, при которой не платятся налоги с дивидендов.

Стратегия «win-win»

Проблемы деофшоризации, ее слабые места и риски для бизнеса можно и нужно обсуждать. Но важно понять: это новая объективная реальность, явление неизбежное и в целом положительное. Пользу из нее может извлечь не только государство, но и бизнес, который пока часто чувствует себя в роли пострадавшего.

Например, новые антиофшорные нормы стали поводом для инвентаризации иностранных структур, оценки их эффективности и целесообразности сохранения. Многие собственники бизнеса провели реструктуризацию, отказавшись от иностранной составляющей или значительно сократив ее. Кто-то перешел в Россию, кто-то перевел часть бизнеса. Наверное, не будет преувеличением утверждение, что произошло «налоговое оздоровление» зарубежных структур российского бизнеса. Есть примеры, когда количество иностранных компаний в российских группах было снижено с сотен до десятков, что сократило расходы на их содержание.

Конечно, у бизнеса есть выбор. Предприниматели разделились на две категории: на тех, кто остался за рубежом и находится в поиске более благоприятных налоговых режимов, и на тех, кто учится работать в новой прозрачной налоговой российской реальности. Обе стратегии показали свою жизнеспособность. Но следует помнить, что другие страны также принимают аналогичные антиофшорные меры, и в долгосрочной перспективе мест, где можно «спрятаться», будет все меньше.

Российский налоговый режим пока остается не самым строгим – по крайней мере, номинальные налоговые ставки. Тем не менее для дальнейшего успеха деофшоризации и повышения доверия к ней нужно упрощать правила и делать более предсказуемым их толкование.

Как известно, оценка – это ожидания минус реальность. Хочется надеяться, что ожидания рисков деофшоризации в конечном счете окажутся преувеличенными, реальность не разочарует и возврат в Россию покажется бизнесу верным решением.

Марина Белякова, Партнер EY, группа услуг по вопросам международного налогообложения
Марина Белякова
Партнер EY, группа услуг по вопросам международного налогообложения
Виктория Мисар, Менеджер EY, группа услуг по вопросам международного налогообложения
Виктория Мисар
Менеджер EY, группа услуг по вопросам международного налогообложения
Нажимая кнопку подписаться я даю свое согласие получать письма от «Ведомостей» и подтверждаю, что ознакомился и принимаю правила регистрации и конфиденциальности.