На главную

Как реагировать бизнесу на повышение налогов при выплате дохода за рубеж

Этой весной в мире происходят изменения, о которых никто не мог и подумать, поднимая бокал за новый 2020 год. Невообразимо, но факт: Россия и множество других стран под натиском пандемии COVID-19 вводят режим самоизоляции, а люди то с ужасом читают новости о вирусе и разворачивающемся кризисе, то увлеченно осваивают Zoom для проведения совещаний и спортивных занятий.

Когда привычная жизнь меняется с такой скоростью, сознание отказывается реагировать на события, которые еще не случились. Одним из таких событий стала налоговая революция, которую Россия намерена произвести в области международных налоговых соглашений.

25 марта президент объявил, что доходы, выплачиваемые из России в «офшоры», будут облагаться налогом по ставке 15%. Со странами, которые откажутся от этих условий, Россия, по его словам, будет готова разорвать соглашения в одностороннем порядке. Перечень таких «офшоров» (транзитных юрисдикций, через которые деньги переводятся в офшоры), обнародован не был, но спустя несколько дней появились новости о начале переговоров России с Кипром. Похожие предложения были направлены и в другие популярные у российского бизнеса юрисдикции – уже обнародована информация по Люксембургу и Мальте.

Эти изменения затрагивают практически весь российский бизнес. Дело в том, что собственники большинства крупнейших российских предприятий владеют ими не напрямую, а через компании из стран, которые были названы президентом офшорами.

Эти иностранные структуры создавались с 90-х гг. и позволяли решать целый комплекс задач, начиная с защиты активов, привлечения финансирования, структурирования отношений с иностранными партнерами и заканчивая экономией на налогах. Экономия достигалась благодаря привлекательным условиям налоговых соглашений. Например, выплачивая дивиденды из России на Кипр, можно удерживать налог по ставке 5% против общей ставки в 15%. С процентами еще лучше – 0% против общих 20%.

Несложно посчитать, что при повышении ставок до 15% налоговая экономия фактически исчезает и налоговая целесообразность сохранения компаний из транзитных стран начинает вызывать вопросы, несмотря на целый ряд имеющихся деловых целей. При этом налоговые издержки не зависят от того, будут соглашения пересмотрены или расторгнуты: в обоих вариантах при выплате процентов и дивидендов из России в транзитные страны будет взиматься налог по ставке не меньше 15%. Разумеется, этот российский налог в большинстве стран – получателей денег можно зачесть, сократив на эту сумму уплачиваемые там налоги. Это поможет избежать двойного налогообложения. Однако в некоторых ситуациях его нет: на Кипре, в Люксембурге и Нидерландах получаемые дивиденды, как правило, освобождаются от налогов. Поэтому инициатива президента в большинстве случаев приводит к дополнительным налогам.

Таким образом, в перспективе (уже весьма недалекой) придется задуматься об изменении корпоративных структур, которые верой и правдой служили их бенефициарам последние 30 лет. Скажем прямо: это непростые решения.

Но это в перспективе. А пока бизнес находится в растерянности. Все задаются вопросом: отчего такой поворот? Может, все же государство передумает? Однако если избавиться от эмоций, то станет очевидным, что предпосылок у принятого государством решения немало. Во-первых, любое соглашение должно действовать до тех пор, пока оно приносит соизмеримые выгоды обеим сторонам. Учитывая, что в случае транзитных стран доходы направлялись преимущественно в одном направлении – из России, выгоды нашей страны от пониженных ставок в налоговых соглашениях с ними довольно сомнительны. Во-вторых, не секрет, что в последние годы право на применение льгот из налоговых соглашений активно оспаривалось налоговыми органами, требовалось продемонстрировать «реальное» присутствие в стране, в которую направляется доход. И эти требования большинством компаний вряд ли выполнялись. Наконец, надо признать, что не только Россия, но и другие страны не первый год ведут борьбу с выплатой доходов в юрисдикции с низконалоговыми режимами. Это общий налоговый тренд последних лет, хотя не все выбирают столь резкие меры, как Россия.

Какие есть варианты реагирования? В первую очередь многим приходит в голову идея заменить Кипр другой «хорошей» страной, но вряд ли эта схема эффективна. С точки зрения налоговой привлекательности Кипр пока незаменим, и, даже если перевести бизнес в другую страну, кто гарантирует, что соглашение с ней тоже не будет пересмотрено? Конечно, маловероятно, что будут меняться соглашения с такими странами, как США, Германия, Франция, Китай, но, перенося в них холдинги, придется заплатить налогов отнюдь не меньше, если не гораздо больше, чем в России. Налоговые соглашения со странами Азиатского региона – Сингапуром и Гонконгом – тоже, похоже, не находятся в очереди на скорый пересмотр. Но не будем забывать, что требования по созданию «реального» присутствия никто не отменял – а это дополнительные издержки и сложная логистика управления.

Вообще, если смотреть реалистично, основных стратегий в связи с пересмотром налоговых соглашений – две. Первая – сохранить структуру неизменной, рассмотрев различные подходы к уплате налога у источника и все возможности зачета. Например, можно признать иностранную структуру «транзитной» и платить налог, как если бы доход напрямую выплачивался его бенефициарам. Если бенефициары российские, то применяться будет 13%-ный налог, однократно. Если зарубежные – нужно смотреть на условия налоговых соглашений с этими странами, и в итоге ставка может составить 5% либо 10%. Это может стать решением для многих иностранных инвесторов. При этом важно правильно оформить и обосновать применение сквозного подхода, в том числе объяснить, почему он не использовался прежде.

Вторая стратегия – перевести все в Россию. В этом случае можно достичь еще большей налоговой экономии, чем при сквозном подходе. Например, с дивидендов, выплачиваемых российскому, а не зарубежному холдингу, часто можно платить налог по ставке 0% (против минимальных 5% при выплате за рубеж). Но и тут есть много нюансов, в том числе связанных с переносом бизнеса. К тому же помимо налоговых есть и другие факторы, влияющие на принятие решения, в том числе доверие к правовой системе страны. Далеко не у всех оно сохранилось.

И тем не менее варианты есть – и есть практический опыт их реализации. При этом хотелось бы верить, что и государство со своей стороны подробно отрегулирует отдельные сложные ситуации. Например, выплаты по еврооблигациям и банковским кредитам: важно через поправки во внутреннее налоговое законодательство освободить эти выплаты от налога.

Еще важнее с учетом будущего ужесточения налогообложения выплат зарубежным структурам провести серьезный диалог между бизнесом и государством об изменении российского холдингового и финансового режима. Выбрать, какие меры будут востребованы не только на бумаге, но и в жизни. Пока складывается впечатление, что ни одна из сторон не рассматривала вопрос системно – возникали только отдельные пожелания. Поэтому не исключено, что комплексные решения быстро не найдутся, но, как говорится, дорогу осилит идущий. Тем более что время перемен, что бы ни говорили китайские философы, этому только способствует.

Марина Белякова, Партнер EY, группа услуг по вопросам международного налогообложения
Марина Белякова
Партнер EY, группа услуг по вопросам международного налогообложения
Нажимая кнопку подписаться я даю свое согласие получать письма от «Ведомостей» и подтверждаю, что ознакомился и принимаю правила регистрации и конфиденциальности .