На главную

Ловушка для налогового резидента

Как и обещал министр Антон Силуанов, Минфин – теперь уже официально – предложил сократить срок фактического нахождения физических лиц в России для приобретения статуса налогового резидента Российской Федерации с нынешних 183 дней до 90 в течение 12 следующих подряд месяцев и установить более гибкие критерии определения налогового резидентства физлиц в тех случаях, когда они находятся в стране меньше срока, необходимого для признания налоговым резидентом Российской Федерации, но тем не менее центр их жизненных интересов находится в России.

Вопросов по предложению остается больше, чем получено ответов. Первый вопрос – с какого момента будут введены изменения. Силуанов уже дал понять представителям РСПП, что торопиться правительство не будет. Физически администрировать такое изменение будет крайне сложно. Это не только контроль пребывания, который, по сути, не велся, это еще вопрос центра жизненных интересов, и нет ни четких определений, ни опыта, ни методики его выявления – все это нужно создавать. Это и вопрос подготовки позиции по переговорам с большинством стран мира, в которых тысячи новоиспеченных резидентов России останутся резидентами по локальному законодательству. Но из этого не стоит делать вывод, что мера будет отложена на 2021–2022 гг.: в нашем правительстве умеют выпускать сырые законы, оставлять трактовку на совести мелкого чиновника и смотреть, как мучатся те, кого этот закон касается.

Это и вопрос о сокращении срока пребывания в стране для приобретения статуса российского налогового резидента. В мировой практике подобная норма бывает двух типов: обязательная и добровольная. Кипр разрешает считать себя резидентом тому, кто не является резидентом других стран и пробыл в стране 60 дней в году, – но не обязывает делать это. В Великобритании все пробывшие в стране 90 дней и имеющие с ней минимум «3 связи» (всего в списке их пять типов) автоматически являются резидентами. Что выберет Минфин – добровольное признание себя резидентом или автоматическое признание резидентства – едва ли не самый жесткий в мире закон на эту тему?

Но самая интересная тема в этой новации – тема центра жизненных интересов. Минфин ясно говорит о том, как видит применение этой концепции: ее «предполагается применять в тех случаях, когда физическое лицо находится в стране меньше срока, необходимого для его признания налоговым резидентом Российской Федерации». То есть Минфин хочет определить критерии, по которым налогоплательщик будет признаваться резидентом, пребывая в стране менее 90 дней! В Великобритании эти критерии описаны крайне тщательно, закон дополнен сотней примеров и способов определения того, сколько связей у вас есть со страной (по их количеству считается предельный срок пребывания). Среди критериев российского Минфина упоминаются «наличие недвижимости, личных и экономических связей, место проживания (домициль), гражданство». Можно только гадать, как именно будет сформулирован алгоритм определения центра жизненных интересов, но наверняка окончательная формулировка будет давать широкий простор для волюнтаризма налоговиков – законы у нас по-другому писать не умеют.

Как может выглядеть формулировка в законе, если предполагать, что Минфин будет следовать этой своей логике? Скорее всего, российскими резидентами объявят тех, кто более 90 дней проводит в России (в нашей стране «добровольность» не в почете) или имеет с Россией минимум две-три связи из четырех указанных – недвижимость, личные связи, бизнес-отношения или бизнес, гражданство. Эта формулировка автоматически сделает всех граждан России, которые живут за границей, но имеют в России или с Россией бизнес или недвижимость, резидентами Российской Федерации, так как личные связи приписать можно кому угодно, – и потребует 13% со всех их офшорных доходов (по оншорным они будут, скорее всего, все же платить сперва в зонах с налогами выше 13%, а значит, России ничего не останется).

Среди таких офшорных доходов – дивиденды на Кипре (0%), не ввезенный в Великобританию доход для domicile non residents (большинство «наших», уехавших в Великобританию, местная ставка 0%), доходы КИК (в большинстве стран мира определение КИК значительно мягче) и т. д. Под гребенку попадут и иностранные бизнесмены, у которых есть бизнес с Россией и которые приезжают более чем на 90 дней или даже менее, но которые, например, имеют здесь недвижимость и/или женаты на россиянке, а значит, имеют с Россией личные связи. Под закон попадут жители, например, Израиля, наши недавние соотечественники, у которых остались в России квартира, тетя с дядей и гражданство, даже если они приезжают сюда только на 10 дней в Йом-Киппур, – они первые 10 лет после алии не платят в Израиле налогов на офшорный доход. Кто еще попадет под закон – вопрос: чиновник из налоговой может трактовать «недвижимость» или как собственность, или как место, куда можно приехать (например, квартира родителей), «личные связи» – как наличие знакомых, «бизнес-отношения» – как, например, контракт с российской компанией.

Можно было бы предположить, что предложенная идея – результат развития идеи увеличения бюджета любой ценой, ведущей у «власти бухгалтеров». Минфин даже оговаривается, что подобные принципы используются во многих других странах. Но на такие шаги идут страны, куда стремится множество людей и готово даже платить большие налоги, лишь бы в них осесть (и то даже такие страны, за исключением, пожалуй что, США, оставляют для некоренных жителей периоды в 6–17 лет, в которые можно платить сильно меньше налогов). Наша же страна не может похвастаться толпами желающих переселиться в нее и привести свои капиталы. Нам нужно привлечение капиталов и талантов, и для этого низкие налоги могли бы быть едва ли не единственным стимулом – за отсутствием остальных.

Думаю, что мало кто из тех, кто уже проводил в России менее полугода, захотят платить. Они будут продавать в России недвижимость, сокращать свое пребывание, отказываться от подрядов в России, продадут остатки бизнесов – насколько смогут их продать. Кто их сегодня купит, кроме придворных бизнесменов на деньги госбанков и самого государства? Кто выиграет от возможности скупки таких бизнесов с существенным дисконтом, от устранения осевших за границей конкурентов, от выдавливания последних независимых бизнесменов, которые стремятся жить в развитых странах, все еще ведя в России бизнес? Возможно, те, кто принес эту идею в правительство, и те, кто будет ее дальше лоббировать. Поживем – увидим.

Автор — глава группы компаний по управлению инвестициями Movchan’s Group

Андрей Мовчан,
Андрей Мовчан
Нажимая кнопку подписаться я даю свое согласие получать письма от «Ведомостей» и подтверждаю, что ознакомился и принимаю правила регистрации и конфиденциальности.